Лидия Раевская

Лидия Раевская 5 уровень

Читатель, блогер 31

Накоплено баллов: 7732

Зарегистрирован: 7 лет 6 месяцев 20 дней
Город: Москва | Добавить в друзья | Отправить личное сообщение
комментарии
запись в блоге

Лидия Раевская | Дневник дилогии «На игре». День восемьдесят восьмой: трюм и микромимика

21.04.2010 12:53

Ещё совсем недавно я вам жаловалась на то, что у меня клаустрофобия, а впереди съёмки в трюме корабля. Так вот. Приступ жестокой клаустрофобии я отложу до лучших времён, до того момента, пока, как обычно, я не застряну в собственном лифте, а с трюмом всё вышло удачно. Декорации построили прям в павильоне, и никуда не надо было ехать.
Собственно, предвижу ваш вопрос: откуда на дирижабле трюм? И сразу отвечаю: это не на дирижабле. Это на корабле. А вот ответ на ваш второй вопрос: «какой ещё корабль?!» я, к сожалению, дать не могу. Корабль был. Настоящий корабль, с ненастоящими пиратами. Но он был на море, куда взяли очень ограниченное количество людей, ибо накладно выходит. Насколько я знаю, на корабле плавал создатель тех самых дисков, из-за которых весь сыр-бор, плавал с сыном, и ему было хорошо. Пока туда не прилетели геймеры, с целью убить и дядю-изобретателя, и его сынишку до кучи.
В общем, своими глазами я корабля не видела, опрос очевидцев принёс мало пользы, потому что мне рассказали только про то, что на палубе качающегося на волнах корабля очень сложно было установить тележку Долли, которая постоянно и хаотично каталась по своим рельсам вместе с оператором и его камерой. Больше ничего путного я так и не услышала. Так что примем за данность, что корабль всё-таки был, и трюм в нём имелся.
И теперь в нём снимают ужасную и кровавую сцену убийства.
Сам трюм представлял собой большую фанерную коробку, завуалированную под металл, для натуральности утыканную всякими трубами с имитацией ржавчины, в которой стоял инкассаторский фургон. Вот в этом антураже четверо геймеров: Ян, Комар, Доктор и Вампир – совершали убийство. Убить надо было шестнадцатилетнего мальчика и его папу. Начать решили с мальчика. И тут же столкнулись с проблемой. И даже не с одной.
После долгих совещаний и прений, режиссёр Максим Малинин позвал постановщика трюков, и сурово поставил его перед фактом:
– У нас есть ребёнок. Мы хотим его убить. Выстрелом в упор. Какая от этого будет рана?
Всё-таки, хорошо, что я не впечатлительная барышня. С недавних пор. К садистским вопросам типа: «Навалите мне вон в тот угол побольше трупов. У нас ещё есть трупы?» или «У нас есть ребёнок, как нам его убить?» я уже почти привыкла.
Постановщик трюков, тем временем, задумался. Подумал, и ответил:
– Дырка от этого будет. В тщедушной детской груди. Дырка. Да.
Тут, собственно, нарисовалась вторая проблема, в виде костюмерши, которая ни в какую не разрешала убивать ребёнка именно в этой кофте. Потому что такая кофта у неё одна, если её щас продырявят и окровавят – она её не отстирает, а мальчику ещё в этой кофте предстоит сниматься и дальше, только ещё в живом виде.
Снова возникли прения. Максим Малинин в ажиотаже предлагал окровавить эту кофту и убить ребёнка немедленно, обещая костюмерше лично принести ей такую же, только с перламутровыми пуговицами, а Санаев выяснял у постановщика трюков, возможно ли при выстреле в упор, что кровь будет только на спине?
Садисты. И бездушные люди. Согласны?

«Мальчика убивали раз десять…»
Спор утих, все пришли к консенсусу. Ребёнка сейчас убьют, а кровь будет только на спине. Потому что в эпизоде, когда мальчик будет ещё жив-здоров, со спины его не покажут, чтобы не спалить дырку, и возможное пятно от искусственной крови, которое может не до конца отстираться.
Мальчика убивали раз десять, если не больше. Всякий раз он как-то нехудожественно падал, и драматизма своим падением не нагнетал. На одиннадцатый раз драматизм достиг точки кипения, и убитого мальчика перестали мучить. Мучить начали его папу. Папа, на глазах которого только что застрелили сына, конечно, кидается на убийцу с благородной целью его задушить. На общем плане папа справился с поставленной задачей быстро. А с крупным планом почему-то очень долго возились, добиваясь выражения полного озверения на лице папы. Через два часа папа, конечно, озверел до предела. И почти натурально задушил убийцу. Даже пот на лице папы рисовать не пришлось. За два часа беспрерывных и безуспешных попыток придушить Павла Прилучного, кто угодно вспотеет.
«Озверевший» Михаил Горевой
Хорошо, что в такие моменты всегда почему-то объявляют обед. Только сейчас я заметила, что очередь к буфету стала почему-то намного меньше, чем обычно. Человек на десять короче. Оглядевшись по сторонам, половину отсутствующих в очереди я нашла почти сразу. На маленьком диванчике возле буфета спал Нодар Сирадзе, в гримёрке, поджав под себя ноги, уткнувшись носом в корзинку с гримом, тихо посапывал Женя Харланов, а убийца детей Прилучный вместе с Серёжей Чирковым ушли спать в соседнюю декорацию. На складе осветительных приборов в нечеловеческих позах уснули трое осветителей. Остальные спали стоя, и сидя на стульях.
Кинопроизводство – это адский труд, тяжелее которого только труд вьетнамцев, круглосуточно работающих в подпольном цехе по пошиву джинсов Дольче Габанна за миску рисовой каши.
Стараясь никого не разбудить, я вернулась на съёмочную площадку, чтобы поближе позырить, что там есть такого интересного. Интересного там ничего не было, не считая кровавого потёка на дверце инкассаторского фургона. Наверное, на меня пагубно повлияло общение с режиссёрами, потому что я поймала себя на мысли: «А почему после убийства всегда остаются только кровавые пятна? А где мозги, разбрызганные по стене? А где осколки черепа, непринуждённо разбросанные по асфальту? Где?»
– Как тебе наш трюм?
Вопрос застал меня врасплох, и я обернулась. Позади меня стоял Павел Санаев, и его добрые глаза светились гордостью.
– Хороший такой трюм, – я поддержала режиссёрскую гордость на нужном уровне. – Добротный такой. Натуральный. Только вон ту замызганную стенку я определённо где-то уже видела…
– Это не стенка, – на секунду обернулся назад Павел. – Это резиновая штора. А видела ты её на ЗИЛе. Мы ею муфельную печь накрывали.
– А тут она зачем?
– Так надо. Это же трюм! Трюм, а не СПА-салон! Тут всё, видишь какое? – Санаев обвёл руками декорацию. – Всё такое… Сраное! Грязное! Ржавое! Обляпанное! Трюм! Поэтому шторе тут самое место.
– А скажи-ка мне, Павел.. – Я перевела тему на интересующий меня вопрос. – А почему, когда человеку стреляют в голову, на стене остаётся только кровь? А мозги как же? А череп на кусочки?
– А мы в голову не стреляем. Экая ты не наблюдательная баба, – укорил меня режиссёр. – Мы только в сердце бьём. Или в ногу, на худой конец.
– А почему не в голову?
– В голову стрелять дорого, – к нам подошёл Максим Малинин. – А мы экономные.
Вот так всё просто. В голову не стреляют из экономии. Чтобы не покупать мозги и кусочки черепа.
Жмоты.
А вообще, я стала за собой замечать то, что раньше мне было не свойственно: я перестала чему-либо удивляться. Перестала краснеть и ахать. Перестала задавать окружающим по тридцать вопросов в минуту. Я стала частью фильма.
Для тех, кто давно работает в кино – это нормальное состояние, а вот для меня – нет. До последнего времени. Как человек, которого укусил вампир, сам становится вампиром, так человек, попавший на киноплощадку, даже в первый раз – тоже становится частью фильма. Хочет он этого или нет. Замечает он это, или не замечает.
Я заметила это только сейчас, и затрудняюсь определить момент, когда это произошло. Неделю назад? Месяц? Два?
Наверное, это скорее хорошо, чем плохо. Потому что кино – это вечное. А стать частичкой вечности – это ещё не у каждого получится.

Комментирует Павел Санаев

Трюм – это моя гордость. Потому что, во-первых, это тот самый случай, когда декорация получилась просто отличной. Причем, ее построили на месте декорации комнаты авторитетов, с которой начинался первый фильм. Получилось настолько реалистично, что люди, которые делали в фильме звук, думали, что эта сцена снималась на настоящем корабле. Они даже не поняли, что это была декорация. Так что трюм был отличный. И еще: это была одна из тех сцен, на которую было отпущено столько времени, сколько требовалось – два дня. И всё, что мы хотели снять, мы сняли. Кроме того, эта сцена достаточно длинная, а я очень люблю сцены, в которых в рамках одного помещения между несколькими людьми происходят какие-то события.


Репетиция

Раз уж мы немножко раскрыли сюжет в плане того, что на глазах героя Михаила Горевого убивают его сына… Была такая идея, что когда уже после убийства камера наезжает на глаза Михаила, то флешбэками проносится вся жизнь этого ребенка: на одной фотографии он, будучи еще совсем маленьким, задувает свечи, а вот на другой, где он уже постарше, катается на велосипеде, а вот празднование Нового года и т.д. И чтобы это хорошо получилось, то ради этих пяти секунд нужно было потратить много времени и денег, найдя похожих мальчиков разных возрастов, потом снять их вместе с Горевым и т.д. То есть, мы этого просто не потянули. И было принято решение сделать это просто детскими фотографиями нашего артиста, сыгравшего в фильме сына Горевого. Но уже на монтаже мы поняли, что из этого ничего хорошего не получится. В общем, в итоге ограничились только показом озверевших глаз Михаила.


Павел Прилучный и Михаил Горевой

А ребята наши спали в тот день потому, что это уже были завершающие съемочные дни, и они все начали сниматься в каких-то других проектах. Поэтому приходили на съемочную площадку просто никакие. И я помню, как в тот день немножко поругался с Прилучным, потому что я что-то от него требовал, а он совершенно был невыспавшийся и как-то никак не мог «включиться». А потом он, видимо, сам разозлился и на крупном плане так хорошо отыграл свою роль… Дело в том, что есть такое понятие в кино – микромимика. Когда актер играет микродвижениями лица. Этим владеют взрослые артисты, а у молодых этого почти не бывает. Потому что если вы посмотрите молодое лицо, то оно очень ровное, на нем мало складочек, морщинок. Поэтому у молодого артиста актерских инструментов меньше, чем у взрослого. И поэтому когда у молодого артиста появляется микромимика – это очень большой подарок. И вот мы снимаем сцену, в которой Вампир наводит на Дока пистолет, и происходит столкновение двух лидеров. И Паша, разозлившись на наш с ним конфликт, отыграл шикарно. Я смотрел и понимал, что это всё туда, что он молодец, и я думал только о том, чтобы он в таком же ключе довел эту сцену до конца. И в итоге все получилось, и я очень признателен ему за этот момент. Я считаю, что это один из лучших его моментов в фильме. И Сережа Чирков в этой сцене был молодец, хотя его лучший момент в картине – это диалог с Ритой во втором фильме. Когда они сидят на дебаркадере, и он говорит, что если завтра убьют, то другого раунда не будет.


На приеме у Горевого

Вообще еще два слова я скажу про Сергея и его роль. У него, на самом деле, была самая сложная роль, потому что Паша в каждой сцене находился в более выигрышной ситуации. Ведь харизматичный злодей, балансирующий на грани, он всегда привлекательней, чем положительный герой, который к тому же, как это было у нас в фильме, рефлексирующий положительный герой. Но… И я этим утешал Сережу, вспоминая слова Алексея Баталова, который играл вместе со Смоктуновским в фильме «Девять дней одного года». И по материалу Смоктуновский его переигрывал. И кто-то из доброжелателей Баталова говорит ему: ну что ж ты, разве не видишь, что он тебя переигрывает, он тебя затмевает? На что Алексей Баталов ответил: и ты дурак, ничего не понимаешь? Когда на меня заработает сюжет фильма, всё встанет на свои места. То есть, нельзя оценивать по одной сцене – должно всё сложиться. И вот я Сереже, когда он иногда переживал, говорил то же самое. И самый важный момент в его роли был в последней сцене, когда происходит развязка на базе Бориса Сергеевича. И вот этим последним планом в этой сцене, когда он переглядывается с Лебедем, он сделал всю роль, поставив точку в этой истории. И там, кстати, у него тоже была микромимика, которую мы еще чуть-чуть подчеркнули маленьким рапидиком, сняв на 32 кадра, а не на 25.


Репетиция продолжается
1313

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
Мумия
Превью трейлера
894
Мумия
Трейлер
790
Хижина*
Трейлер
582
* просмотры за прошедшую неделю / № п/п | название видеоролика | кол-во просмотров
по комментариям
* за прошедший месяц / № п/п | название фильма | кол-во комментариев
по просмотрам
Новое видео: 4-6 декабря 2016
Все новые трейлеры, появившиеся в Сети за последние дни
668
* просмотры за прошедшие сутки
по комментариям
Смертельная битва возобновляется
Экранизация игры «Mortal Kombat» получает «зеленый» свет с режиссером, пришедшим из рекламы Duracell
19
Рецензия на фильм «Прибытие»
Андрей Писков про, возможно, главный научно-фантастический фильм этого года, новую работу Дени Вильнева "Прибытие"
18
Рецензия на фильм «Фантастические твари и где они обитают»
Андрей Писков познакомился с фантастическими тварями и узнал, где они обитают. Судя по рецензии, обитают они где-то на кладбище нереализованных возможностей
15
Джонни Депп и фантастические твари
Дэвид Йейтс раскрыли тайну, кого сыграл Джонни Депп в предстоящем блокбастере «Фантастические твари и где они обитают»
13
Сценарист для Харли Куинн
Для фильма о героине Марго Робби в «Отряд самоубийц» нашелся автор сценария
13
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2016 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков
программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×