dokerproject

dokerproject 8 уровень

Читатель, блогер 41

47 место в рейтинге | Накоплено баллов: 18252

Зарегистрирован: 4 года 4 дня
Город: Москва | Последний визит: 16.09.2016 03:27
Добавить в друзья | Отправить личное сообщение
друзья
комментарии
оценки
фильмы
привлеченные читатели
запись в блоге

dokerproject | Авторы фильма «Не с нами» о несвободе, женской любви и образах в документальном кино (обсуждение после показа)

08.05.2014 01:20

В Москве в рамках проекта «ДОКер» прошел показ картины Светланы Сигалаевой «Не с нами». Это впечатляющая своей откровенностью исповедь бывшей заключенной. Размышления и воспоминания героини настолько свежи в её памяти, будто она всё еще не может почувствовать себя свободной.

Фильм был показан на многих отечественных кинофестивалях и был удостоен Приза Зрителей и Приза за Лучший документальный фильм Международного фестиваля ВГИК, а также был признан Лучшим документальным фильмом Открытого Фестиваля студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна». В феврале 2014-го года картина была представлена в рамках конкурсной программы престижного МКФ документального кино «ZagrebDOX».

phpBB [video]

Известный датский эксперт в области мирового неигрового кино Туе Стин Мюллер в своей рецензии на этот фильм обращает особое внимание на искренность рассказа главной героини и болезненность темы в целом и в частностях. «Содержание фильма настолько сильное, что это не может не тронуть ваше сердце», - заключает он. Что о фильме подумали московские зрители - можно узнать из обсуждения после просмотра. В дискуссии приняли участие авторы картины - режиссер Светлана Сигалаева и продюсер Сергей Ширинский.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): Светлана и Сергей, проходите пожалуйста, сейчас мы вас будем мучать. Пока аудитория собирается с репликами, я задам первый вопрос – стандартный, но без него не обойтись: как вы нашли свою героиню? Насколько давно вы были с ней знакомы до съёмок?

Светлана Сигалаева: Мы с ней были незнакомы. Изначально был написан приблизительный сценарий, то, что было нам нужно, а дальше в интернете начались долгие поиски героя.

Сергей Ширинский: На форумах.

Светлана Сигалаева: Да. Мы нашли в итоге героиню, которая открыта, которая умеет, во-первых, рассказывать истории, и у которой есть такие истории, которые нужны мне. Пусть даже она нам подыграла… Немножко. Я не могу сказать, что фильм целиком…

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): …документальный?...

Светлана Сигалаева: Он документальный, но средства и методы его воплощения всё-таки во многом постановочные, буду честна. Но мне кажется, что, так как это всё-таки, я надеюсь, художественное произведение, то это не столь важно лично для меня, как для режиссёра. Так что героиню мы нашли, приехали к ней в Питер. Она нас боялась, мы её боялись.


Сергей Ширинский: Мы её больше боялись.

Светлана Сигалаева: Да, мы её больше боялись. Она из Питера. Встретились мы с ней в «Макдональдсе». То есть прямо взяли билеты, поехали, поговорили. Показали ей какие-то свои предыдущие фильмы, и договорились о съёмках. Дальше уже работали по сценарию.

Настя Тарасова (Проект «ДОКер»): Может быть, есть какие-то комментарии насчёт «постановочности» и сценария?

Из зала: Для себя я отметил момент с этими перекатывающимися металлическими кольцами. Я бы не обратил на них внимания до тех пор, пока вы не сопоставили их рядом с колючей проволокой. Если бы не было тут же колючей проволоки, то я бы ни за что не подумал, что именно вы ей дали эти кольца в руки. Так что, на мой взгляд, стоит быть аккуратнее с прямыми сопоставлениями. Просто вы же как будто немножко извиняетесь, что там был постановочный кадр, или нет, вам это не мешает совсем?


Светлана Сигалаева: Нет, там был не один кадр.

Из зала: А! Тогда я снимаю всё, что я говорил. (смех в зале)

Светлана Сигалаева: Но это же кино! Можно я свой взгляд на тему кино скажу?

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): Конечно, давайте взгляд на тему кино! А зрителям я бы хотела напомнить, что Светлана к нам на показ приехала со съёмок нового фильма и он, между прочим, игровой.

Светлана Сигалаева: Да. Насчёт проволоки – это же тоже было задумано как образ. В любом случае, героиня действительно сидела в тюрьме и наблюдала те истории, о которых она говорит в фильме. Вообще, по поводу постановочности: где грань между документалистикой и игровым кино? На мой взгляд, во всяком кино, в любом репортаже - на самом деле всегда есть постановочность. Если человек взял камеру и снимает с той или иной точки, если это не просто хроника, если не просто «забыли» камеру на общем плане, если идут укрупнения, снимаются детали и так далее - то это уже абсолютно субъективный взгляд того человека, который стоит за камерой и который потом монтирует. Это моё личное мнение. Оно может быть ошибочным, но лично для себя я, если говорить именно о кино, не делю так жёстко момент документальности и постановочности. К тому же, если каждый из нас сейчас снимет эпизод о том, что мы здесь все собрались, и каждый подведет потом это к своему мнению о том, как и что здесь происходило – то это будут совершенно разные эпизоды.

Из зала: Светлана, спасибо за фильм. Безумно интересно. Очень колоритная героиня. Мне интересно, почему такой хронометраж? Неужели вам не хотелось немного больше раскрыть, как-то поглубже показать? Мне хотелось ещё смотреть. Как-то неожиданно фильм закончился для меня. Мне кажется, не всё ещё раскрыто, не все грани характера этой героини. Чем обусловлен этот хронометраж и почему вы поставили точку именно в этом месте?

Сергей Ширинский: Можно я как продюсер картины отвечу? Отчасти это обусловлено фестивальными рамками, потому что если делать кино более долгим, то это был бы фильм уже для более крупных, полнометражных фестивалей. А, естественно, на таких фестивалях больше конкуренции, всё сложнее идёт. И вообще полнометражное кино стоит намного дороже и требует больше затрат, чтобы не только его сделать, но и чтобы потом прокатывать на фестивалях. А этот фильм, во-первых, был снят во время обучения. А, во-вторых, мы бы хотели даже чуть короче его сделать.


Светлана Сигалаева: Вообще мы так чётко под метраж не подстраивались. Да, было какое-то ограничение до 50-ти минут. Но на самом деле сам сценарий был изначально написан под короткий метр. Безусловно, можно было больше эту тему раскрывать, но во-первых, это было бы сложнее, а, во-вторых, если растягивать только тот материал, который был снят, то начались бы повторы. А меня мастера даже в этой версии упрекали в повторах, и еще в том, что для меня одной из ключевых была тема любви и свободы – тема любви особенно не нравилась моим мастерам. Хотя это было и в сценарии прописано, то есть я их к этому готовила, но всё равно, видимо, если человек зажат на ту или иную тему, то его очень сложно переубедить. А вообще мы тему тюрьмы выбрали именно для того, чтобы раскрыть вопрос любви на самом деле. Потому что в нашей стране такая любовь – это, в любом случае, своеобразная тюрьма.

Из зала: А чем мастера мотивировали, что им не нравится тема однополой любви?

Светлана Сигалаева: У меня достаточно консервативные мастера. Они очень хорошие, но…

Из зала: Они же не первый день на свете живут.

Светлана Сигалаева: Это личное дело каждого, у каждого своё мнение и его нужно уважать. Мастера же не запрещали, но всем было понятно и мне в первую очередь, что они думают иначе.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): У меня вопрос по поводу того, как строились съёмки. Правильно я понимаю, что сначала вы поговорили с героиней, сняли полностью её часть и только потом попали в тюрьму? Или наоборот? Расскажите, пожалуйста.

Светлана Сигалаева: Мы поняли, что она нам интересна, а мы интересны ей. На тот момент мы практически договорились с колонией и просто пригласили героиню из Питера на место съемок. Но начали мы снимать без неё. На самом деле в фильме снято три тюрьмы. Они находятся в одном месте. Одна тюрьма прямо в Орле, это мужская тюрьма. Вторая – подростковая колония. Третья – уже женская. Моя главная задача была создать образ, мы шли от идеи. И уже под идею брали то, что человек может дать. Естественно, документально.

Из зала: Я представляю интернет-канал «Зона», именно этой тематикой занимаюсь. Насчёт любви в тюрьме, на счёт женских отношений – вы это раскрыли. Очень рад, что вы эту тему подняли. Насчёт самой тюремной жизни - хотелось бы, чтобы более раскрылся тот ужас, который испытывает женщина, попадая туда впервые. Поэтому у нас есть очень великие режиссёры. Я могу познакомить. Это Вахтанг Микеладзе, который снимает с нами и тоже посещает тюрьмы. На нашем канале я очень рад буду видеть и ваш фильм. И вообще всех желающих приглашаем к сотрудничеству, мы готовы предоставить свою студию, если у вас есть тематика и есть режиссёрские познания, а также вы хотите поработать на эту тему. У нас материалов тоже хватает, а вот людей не хватает.


Настя Тарасова (Проект «ДОКер»): Спасибо, мы все присоединяемся к каналу «Зона». У кого-нибудь ещё вопрос?

Из зала: Здравствуйте! Я студентка. У меня такой скромный вопрос. В начале была кинокомпозиция, какой-то образ, такой в тени и на воде. Что это было? Как это было снято? Это было снято в павильоне или это натурные съёмки?

Светлана Сигалаева: Это было снято рядом с колонией непосредственно. Потому что рядом деревня...

Из зала: Натурные значит.

Светлана Сигалаева: Да, это натурные съёмки, просто дождались рассвета, тумана. Дали резиновые сапоги оператору, резиновые сапоги ей…

Из зала: Так это оператор ваш там?

Светлана Сигалаева: Нет, это героиня. В том смысле, что оператор тоже зашёл в воду.

Из зала: А, спасибо, получился очень интересный образ.


Светлана Сигалаева: Кстати, я ещё хотела заметить, чтобы раскрыть всю тяжесть и несправедливость нашего суда, это нужно было совсем уйти от темы, был бы другой метраж, кино должно было быть глубже. А, во-вторых, не было возможности – никто не разрешит снимать это в тюрьме документальным способом. Это точно.

Сергей Ширинский: Да, и, между прочим, в тюрьме мы снимали абсолютно другое кино - про праздник 9 Мая. Потому что когда мы в первый раз пришли с настоящей идеей, нам сказали: извините, нет. Изначально был другой сценарий, мы нашли героиню, которая ради любви чуть не убила свою сожительницу. Ей дали «умышленное покушение на убийство». Мы один раз даже ездили к ней и у начальника тюрьмы просили съемок этой темы с этой героиней, но не получилось, они нам отказали.

Светлана Сигалаева: Мягко сказать «отказали».

Сергей Ширинский: Да, мягко сказать. А когда мы уже приехали снимать праздник, нам сказали, что та женщина находится на карантине. Ни с того, ни с сего её положили на карантин на время нашего приезда. На всякий случай.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): Мне кажется, это удача, что вы со второй идеей-то туда попали.

Светлана Сигалаева: Со второй мы попали благодаря ректору, потому что он занимается тем, что поддерживает заключённых. А так как вторая идея у нас была очень…

Сергей Ширинский: …милая.

Светлана Сигалаева: Наивная, да. Было несложно попасть. Ну, как наивная? Она действительно светлая, но слишком простая лично для меня и немножко скучная – о том, что у заключённых такая же память, как и у людей, которые на свободе, и они чтут 9 Мая так же как и мы. Поэтому им важны все эти песни. Для них действительно это на самом деле праздник, но не потому, что это 9 Мая, а потому что это выходной и они могут не работать. А ещё мне там один раз чуть камеру не разбили.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): Почему?

Светлана Сигалаева: Потому что мы снимали вместе с оператором. Он был на основной камере, а я на более мобильной. Так как мне были нужны непосредственно те отношения, которые при инспекторах никто не даст снять, то я спустилась в курилку и начала подглядывать в начале, абсолютно документально. Это ужасный минус скрытой камеры – её заметила лидер группы девушек-заключённых. Она подошла ко мне и «мягко» сказать дала понять, что она сейчас камеру разобьёт. А там никого не было, я просто убежала от всех инспекторов. В итоге я ей просто сказала, что я такая же, как она, и что у меня такая же тюрьма. Я сказала это так серьёзно и с таким адреналином, который она у меня вызвала, что эти слова на неё очень подействовали. Она сделала шаг назад и сказала: «А про что снимаешь?» - «Про любовь». – «Да без проблем. Что нужно сделать?» Всё.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): То есть они начали подыгрывать?

Светлана Сигалаева: Да.


Настя Тарасова (Проект «ДОКер»): Видел ли картину кто-то из представителей тюрьмы? Как главная героиня восприняла фильм и произошли ли в её жизни какие-то перемены с момента съемок?

Сергей Ширинский: Представители тюрьмы картину не видели. Ни один из вариантов: ни про 9 Мая, ни этот. А героине очень понравилось, и всем её знакомым, в том числе её сиделицам бывшим. Мы же её снимали, когда она только-только вышла из тюрьмы, но до сих пор ей очень трудно устроиться на работу. Тем не менее, она вышла замуж, и сейчас её жизнь более-менее наладилась.

Из зала: А сколько она в общем отсидела?

Светлана Сигалаева: Пять лет. Её чуть раньше освободили. УДО.

Из зала: 228-ая?

Сергей Ширинский: За наркотики, да.

Из зала: А как долго снимали?

Светлана Сигалаева: 10 дней.

Из зала: Всё вместе за 10 дней?!

Светлана Сигалаева: Да, всё.

Из зала: Я хотел бы сказать, хорошо, что вы такие фильмы снимаете. Мне показалось, что эту линию надо развивать. В нашем обществе существует жестокость и наша страна относится к странам, где наибольший удельный вес лишения свободы. То есть у нас сроки лишения свободы дают очень высокие, в отличие от других стран. Есть страны, в которых стараются, чтобы женщины в места лишения свободы вообще не попадали. Хорошо, чтобы вы своим фильмом способствовали правосознанию наших депутатов и других людей, которые считают, что надо как можно большие сроки давать и надо возродить смертную казнь и так далее. В общем-то, у нас синдром такой жестокости существует. У этой женщины безысходность. Она говорит: я опять туда пойду. У неё, конечно, такой мысли не было бы, если бы у нас была другая уголовная и правовая политика. Конечно, если бы вам дали возможность, вы бы, наверное, и другие направления показали в этом фильме. Я думаю, что у вас ещё всё впереди. Желаю вам дальнейших успехов.

Светлана Сигалаева: Спасибо вам!

Сергей Ширинский: Я бы хотел прокомментировать немножко по поводу направления, которое там показано. На мой взгляд, в фильме любви уделен большой процент отношений, внимания - да. Но вопрос того, что заключённым после отсидки трудно устроиться на работу, практически нереально – тоже поднят. Или тот факт, что она приехала туда и испытала ужас. Я к тому говорю, что в фильме всё же есть крупица всего того ужаса, который испытывает человек попадая туда.

Ирина Шаталова (Проект «ДОКер»): Да, я согласна. Спасибо вам большое за фильм и общение! Нас уже просят освобождать зал, потому что сейчас здесь начнётся сеанс игрового кино. Можно ещё чуть-чуть помучить авторов вопросами в коридоре, только пожалуйста, не слишком сильно, а то они итак уставшие со смены к нам пришли. Спасибо, до встречи!

1073

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
* просмотры за прошедшую неделю / № п/п | название видеоролика | кол-во просмотров
по комментариям
* за прошедший месяц / № п/п | название фильма | кол-во комментариев
по просмотрам
* просмотры за прошедшие сутки
по комментариям
* за прошедший месяц | кол-во комментариев
новые в базе
по просмотрам
* просмотры за прошедшие сутки
по комментариям
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2016 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков
программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×