«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 5: Номер в гостинице

Эксклюзив!
«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 5: Номер в гостинице

Комментируя 21-й кадр своего фильма, режиссёр Андрей Звягинцев рассказал, зачем в номере переставляли мебель, кто играл мужика в доме напротив и почему блики на шторах не совпадают с картинкой на телеэкране.

Читать ранее: Глава четвертая: «Прибытие поезда»
КАДР №21: Номер в гостинице
кадр 21. Фаза 1

— Это настоящий гостиничный номер?
— Да.
— Что-то добавлялось, декорировалось?
— Декорировалось. Насколько я помню, эта кровать с этими вот элементами обрамления – видите, стоечка связана с полкой, полка нависает над кроватью – это всё один ансамбль. Эти детали здесь, может быть, не особенно видны, но в следующих эпизодах мы обращаем на них больше внимания.

Мы обошли несколько этажей гостиницы: в каждой комнате разная мебель. Единственная, которая нас устроила, — именно эта, мы нашли её этажом ниже. Но там нас не устроил вид из окна. Точнее так: вид из окна нас устроил здесь, именно в этой комнате. Гостиница стоит на склоне горы, и абсолютно такой же высоты жилой дом напротив — значительно ниже по склону. И потому с последнего этажа гостиницы взгляд не упирается в стену дома, видна крыша и ещё какая-то даже перспектива за ней. Я надеялся, что днём мы разглядим вдали горы, которые глазом видны. Но для того, чтобы их увидела оптика, нужно было бы специально сделать это объектом внимания. Поскольку в этом не было нужды – иначе было бы нарочито, как вставной зуб — всех прелестей заоконного вида мы, конечно, не получили.

Тем не менее, вот эта линия горизонтальная — торчащие вентиляционные люки, телевизионные антенны — всё равно создают интересную фактуру. Мы попросили в гостинице, чтобы нам дали возможность перенести мебель с одного этажа на другой, для съёмок.

— Мораль: никогда не надо смиряться с действительностью, всегда можно подстроить её под свои замыслы.
— Можно, и даже нужно. Тем более что в этом ничего сложного нет. Мало того, мы договорились о том, что переклеим обои в этой комнате и повесим свои шторы. По сути, можно говорить, что это декорационный объект, хотя это всего лишь номер в гостинице.

— А чем вам обои не понравились?
— По цвету, по тону, по рисунку на них. Цвет какой-то был… Ну не тот, он просто был не тот — розовый или ещё какой, я сейчас уже и не вспомню. Мы спросили: «Возможно ли, если мы сами, за свой счёт поклеим здесь другие обои?» Руководство гостиницы не возражало – и мы это сделали. Если такие возможности есть — почему бы этого не сделать? Так что, в общем, всю эту комнату мы сделали сами.

— Включая телевизор?
— Про телевизор я уже не помню, был ли он гостиничный или нет. Но заменить или добавить какие-то элементы реквизита — в этом же нет никакой проблемы. Реквизитор обходит все объекты, смотрит и спрашивает: «Это нам подходит или искать замену? Графинчик с двумя стаканами — возьмём гостиничный или привезём свой?» И мы решаем: нужна замена или нет. Всё это в компетенции художника главным образом, потому что он знает общий замысел, он творит эту реальность самостоятельно. Разумеется, координируя свои решения, если встаёт какой-то принципиальный вопрос.

кадр 21. Фаза 2

— Гостиничный номер появляется в картине четыре раза. Вы все четыре сцены снимали подряд? Утром, днём и вечером?
— Не думаю, что всё это возможно снять за один день... Дело же не только в смене освещённости, тут же совершенно разные актёрские состояния и задачи, требующие времени для создания той или иной атмосферы, поиска не только визуальных, но и психологических решений.

Мы приехали в Кировск, и все объекты, которые должны были снять в этом городе, снимали день за днём. Эпизоды в гостинице мы снимали одним блоком: скажем так, в понедельник, во вторник и в среду. Ну вот, например, был эпизод, который не вошёл в фильм (он есть в «Удалённых сценах»), — когда Вдовиченков, поднявшись наверх, входит в свою комнату, снимает пиджак, галстук, бросает на кровать, начинает расстёгивать рубашку и смотрит в зеркало, вздыхает тяжко — потому что тяжёлый день, битва с мэром, а перед тем полночи пили — и идёт в душ… Этот эпизод, наверняка, мы присовокупили к какому-нибудь из эпизодов, которые снимали вечером или утром, подцепили «прицепом», потому что он не столь сложен, как, например, любая из сцен с Лядовой.

Но все четыре, которые вы наблюдаете в фильме, вбить в один день! Совершенно нереально!.. То есть, как известно, возможно-то всё. Но тогда это халтура по всем направлениям. Именно поэтому мы и имеем девальвацию кинематографических профессий. Творческие задачи нельзя решать нахрапом, по-быстрому. Так делают те, кто гонит количество. Их мало волнует качество. Потому что количество — это деньги, а качество — всего лишь репутация. Кого это сейчас интересует?..

Так что совершенно точно: у нас было минимум три съёмочных дня. Этой сцене — ночной — мы отдали полсмены точно. Сперва, когда достаточно стемнело, сняли подъезд машины, потом поднялись наверх и стали готовить этот план, репетировать сцену, искать ракурс, оптику, ждать, когда небо чуть посветлеет.

кадр 21. Фаза 3

— В книге про «Елену» вы рассказываете, что специально монтировали телесюжет. Как обстояли дела здесь? Было ли для вас важно, на какие программы попадает герой?
— Вы задели вопрос болезненный. Сейчас расскажу. Было понятно, что он просто листает каналы. Но если телеканалы, какие там ни есть, просто бы мелькали, непонятно, на что бы именно мы попали. Поэтому и здесь был смонтирован сюжет: надо было выбрать какие-то куски, в которых, скажем, хоть что-то содержательное успело бы прозвучать. Лёша Серебряков несколько раз этот ролик посмотрел, увидел примерно, где происходят склейки на другой канал, и потому знал, когда нажимать на кнопку пульта.

— И как вы отбирали, что он там увидит?
— Выбрали утренние передачи, самые ранние. «Доброе утро»: нашли встречу с Леонтьевым, вот, собственно, и начинается эпизод с этого. Ведущая говорит: «Сегодня у нас в гостях такой-то растакой-то Валерий Леонтьев!» — и тут мы переходим на другой канал. Там тоже какие-то бодрые сводки с полей, какие-то новости… В монтаже все они были поинтересней, я вам скажу.

Я почему говорю, что вы задели больное место: мы смонтировали свою череду кусков из разных передач, договорились с телеканалами о том, что мы используем их изображение. Это было, как на «Елене», но тогда мы предварительно купили права на использование фрагментов из определённых, заранее согласованных передач. А тут, когда мы вошли в монтаж и практически уже до середины фильма дошли, вдруг выяснилось, что с нами никто не хочет подписывать договор.

— Потому что узнали, про что фильм?
— Не думаю. Никто не мог этого знать. Памятуя впечатления после «Елены», возможно, кто-то предположил, что там будет камень в их огород. Я не знаю, с чем это могло быть ещё связано. Один из каналов отказался потому, что мы у них запросили небольшой фрагмент новостей, связанных с «Pussy Riot». Мы когда-нибудь с вами дойдём до эпизода, где Николай выпивает перед телевизором, вот как раз там этот сюжет и будет. Нашли материал видео, сделали запрос, получили ответ и вскоре сняли эпизод на площадке в Териберке… Мы только не подписали договор — и в этом смысле у меня претензия к исполнительному продюсеру, которая решила это оставить на потом.

кадр 21. Фаза 4

Так вот, вдруг (это было, наверное, в феврале или в марте 2014-го, когда уже весь фильм был смонтирован) мне сообщают, что несколько телеканалов — не помню, какие именно — категорически отказываются с нами сотрудничать. И вот тогда нам пришлось постфактум находить тех, кто согласился бы дать нам фрагменты своих передач, и втискивать их сюда, заново всё переклеивая, компьютером вживляя, инсталлируя туда новое изображение.

При этом — важная деталь — в моменты склеек видно, что и на шторе, и на глянцевой поверхности этой тумбочки происходит смена световых пятен! И они должны были совпасть. Это было очень непросто сделать. Мы, конечно, до конца их не совместили — просто невозможно найти такое же изображение, где точно такие же были бы перемены, которые так же бы меняли блики в отражениях. Это просто нереально. Поэтому если всерьёз смотреть на это изображение, вот на этот кусочек, вы увидите расхождения между бликами и тем, что происходит в экране. Но это станет заметно, только если вы будете пристально туда смотреть — тогда, быть может, вам покажется, что вы что-то увидите.

— Андрей Петрович, мне казалось, что это я пристаю к вам с нелепыми вопросами о «мелочах», а вы сейчас говорите вообще сумасшедшие вещи: что вы придавали значение бликам на шторе!..

— Ну разумеется! Этому нельзя не придать значения! Запустите проекцию — и вы увидите, что когда он меняет на пульте канал, экран гаснет и включается новый. И эти точки мы соблюли, входы в новое изображение. Но сами фрагменты надо же было заново искать, совершенно новые!..

— А вот здесь планировалось, что Николай попадёт на сюжет про «Pussy Riot»?
— Нет, не здесь, он будет в конце фильма. Кстати, уверен, этот страх телевизионных начальников — самоцензура и только. Потому что всё-таки нашёлся в результате канал, который отдал нам свой лейбл — и свою передачу, и похожий сюжет. А то мы уже думали сами снимать вымышленную передачу.

— Представляю зато, с каким облегчением потом вздохнули те люди, которые не дали вам этого материала: «Хорошо, что мы перестраховались!»
— Ну, может быть.

кадр 21. Фаза 5

— У нас часто ругают современное кино за то, что в нём нет второго плана. А тут мы видим не просто второй план — второй дом, в котором живёт человек! И это один из моих самых любимых моментов у вас в фильме. Вот расскажите: вам, наверное, нужно было здесь светлое пятно?
— Да, какая-то параллельная жизнь, ещё одно пространство. Чтобы это был не застывший задник.

Мы выставили камеру и попросили парня, у которого с собой была рация, чтобы он произвёл там какие-то движения (не помню, как его звали, Сергей, допустим, кто-то из съёмочной группы). Я не видел пространства этой кухни, никогда не был в той квартире, поэтому я ему отсюда давал указания: «Подойди к раковине», — он подошёл к раковине. «Теперь к холодильнику», — он подходил к холодильнику. «А теперь к столу, что-нибудь там сделай. Штору двинь», — и он всё это проделал. «Вот-вот, сейчас ты что делаешь?» — «Я сейчас стою над плитой». — «Когда я тебе по рации скажу: «Сергей», — в этот момент подходи к плите, ставь на неё что-нибудь». Рассказал ему, что делать: чтобы он задержался там, не просто подойдя и встав как истукан, а реально производил бы какое-то действие. Я говорю: «Поставь, а теперь развернись и выйди из кухни».

Мы это соразмерили, я примерно понял, сколько ему нужно времени для того, чтобы осуществить все эти действия. Приготовились к съёмке — всё, он стоит в прихожей и ждёт моей команды. Снимаем, и в первом же дубле я понимаю, что не в тот момент он выходит, когда нужно, и потому Вдовиченков его перекрывает. Вот таким образом один-два дубля мы примеривались к тому, чтобы всё происходило согласованно.

кадр 21. Фаза 6

— Вы Вдовиченкова двигаете из-за того, чтобы было видно человека в окне?..
— Нет, Вдовиченкова мы не двигаем, он делает всё то же, что делал из дубля в дубль. Хотя и такое возможно — скорректировать передний план, чтобы «заиграл» какой-то элемент второго. Это общая практика кино. Но тут я просто тому парню в следующий раз даю команду чуть раньше, чтобы мы успели увидеть, что он чем-то там занят, — и уже потом вошёл Вдовиченков. Мы просто снимаем несколько дублей до тех пор, пока не согласуем все эти события: парень в окне — переключение каналов — вход Вдовиченкова.

Мы заранее, за неделю, наверное, до съёмки договорились с хозяевами квартиры, что придёт к ним наш человек — и мы будем у них вот так работать. У меня, правда, другая идея была: в комнате слева от кухни должен был гореть телевизор. Но когда наши люди пришли туда, выяснилось, что в этой соседней комнате — просто мертвецки пьяный хозяин, готовый всех разогнать и, если надо, кости кому переломать. Поэтому мы действовали деликатно — отказались от идеи горящего телевизора и переиграли ситуацию на кухонную мизансцену. Ну, хозяйке, естественно, за использование их квартиры мы заплатили — если бы не заплатили, не имели бы этого счастья, чтобы она нас всё-таки решилась туда пустить.

Хотя мне нравилась прежняя идея, она появилась, когда мы пришли в гостиницу впервые, вечером как-то — за полгода до съёмок, наверное. И увидели там, в окне, телевизор. Настолько огромный, что даже отсюда было видно: это передача «Время» — по стандартным очертаниям заставок. Экран стоял прямо напротив окна, буквально в трёх-пяти метрах от него.

— Вам бы тогда потом тоже пришлось договариваться насчёт прав…
— Нет, на тот телевизор прав уже не надо. Если бы было неразличимо изображение, отсутствовал звук — это уже было бы неважно.

кадр 21. Фаза 7
Читать далее: Глава шестая: Привет Лознице

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
* просмотры за прошедшую неделю / № п/п | название видеоролика
по комментариям
* за прошедший месяц / № п/п | название фильма | кол-во комментариев
по просмотрам
Гильдии продюсеров и актёров определили фаворитов «Оскара»
Выходные окончательно распределили основных фаворитов предстоящего «Оскара».
Рецензия на фильм «Скиф»
«Скиф»: российский люто-экшен в лучших традициях азиатских мясорубок: ничто не остановит превратившегося в зверя героя.
Рецензия на фильм «Смерть Сталина»
Сталин только умер, а Хрущёв и другие члены ЦК уже бьются за власть; комедия ужасов на материале российской истории.
«Паддингтона» подвинули ради «Скифа»?..
За день до намеченного выхода в прокат фильм "Приключения Паддингтона 2" передвинули на две недели.
Рецензия на фильм "Тёмные времена"
Гэри Олдман вполне может получить «Оскар», но не столько за "Тёмные времена", сколько за совокупность предыдущих работ
по комментариям
Рецензия на фильм «Скиф»
«Скиф»: российский люто-экшен в лучших традициях азиатских мясорубок: ничто не остановит превратившегося в зверя героя.
13
Рецензия на фильм «Большая игра»
Аарон Соркин пригласил Джессику Честейн сыграть в «Большой игре» хозяйку самой крупной в мире игры в покер.
4
Рецензия на фильм «Смерть Сталина»
Сталин только умер, а Хрущёв и другие члены ЦК уже бьются за власть; комедия ужасов на материале российской истории.
4
Рецензия на фильм "Тёмные времена"
Гэри Олдман вполне может получить «Оскар», но не столько за "Тёмные времена", сколько за совокупность предыдущих работ
2
«Паддингтона» подвинули ради «Скифа»?..
За день до намеченного выхода в прокат фильм "Приключения Паддингтона 2" передвинули на две недели.
1
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2016 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков
программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×