Круглый стол с Сэмом Рэйми | «Оз: Великий и Ужасный»

Круглый стол с Сэмом Рэйми | «Оз: Великий и Ужасный»

Последним из посетивших московскую премьеру «Оз: Великий и Ужасный» участником съемочной группы, за стол к журналистам пришел Сэм Рэйми. Вопросов к режиссеру было больше, чем к актерам, и он отвечал более охотно и обстоятельно.

Прошлые фильмы по «Озу» были сняты еще в начале прошлого столетия. Как сильно изменилась атмосфера фильмов по сравнению с новым «Озом» и как изменились зрители?
— Я в первую очередь пытался передать дух классического фильма 1939 года, чтобы он ощущался и в нашей картине. Когда я смотрел тот фильм, я ощущал любовь, чувствовал, что он меня трогает. Когда Дороти с друзьями приходит к волшебнику, у меня возникало чувство завершенности, ощущение, что в каждом из нас есть то, что в конечном итоге позволяет нам сделать все для того, чтобы быть полноценными и счастливыми. И, что важнее всего, когда в конце фильма она прощалась со всеми остальными, было очень грустно, когда она вернулась домой и поняла, что все они стали частью ее жизни. Это ощущение того, что любовь вечна, произвело на меня ошеломляющий эффект. Я тогда был совсем мальчишкой, и эта история отозвалась во мне в очень положительном ключе, и я попытался воскресить то удивительное чувство и вложить его в нашу картину. Что касается зрителей, я не знаю, насколько они изменились, потому что не знаю, какими они были тогда. Не имею ни малейшего представления.
Почему именно Джеймсу Франко досталась главная роль, а, например, не Джонни Деппу.
— С Джонни Деппом я разговаривал, но его это не заинтересовало, и он занялся другим фильмом. Что же до Джеймса Франко, то я счел его подходящим для этой роли, потому что был знаком с ним еще со времен «Человека-паука», мы достаточно близки и очень хорошо общаемся друг с другом, а для режиссера очень важно иметь крепкий контакт с актером. Ведь твоя задача — сделать так, чтобы зрители поверили всему происходящему, и вот эти моменты истины тебе приходится находить постоянно, потому что зрители верят в фильм только тогда, когда видят их на экране. Приходится много говорить об этом, раскрываться, вкладывать свой собственный жизненный опыт, чтобы добиться абсолютной искренности и честности, и тогда, когда сам объясняешь что-то, и когда говоришь о чем-то с актером. Близкие отношения с Джеймсом очень помогли в этом смысле.
Сэм Рэйми и Джеймс Франко на съемках
А почему вообще появилась идея сделать приквел?
— Идея была не моя. Я прочитал сценарий. А согласился поставить фильм я потому, что этот сценарий, по сути, рассказывает историю эгоиста, который в глубине души — хороший человек. И когда ему приходится стать опекуном фарфоровой девочки, которая относится к нему как к отцу; когда завязывается дружба между ним и обезьянкой, помогающей ему на его нелегком пути; и особенно когда он понимает, что хочет стать достойным любви доброй волшебницы Глинды, он меняется, начинает реже думать о только о себе любимом. И мне показалось, что историю эгоиста, который перестает быть эгоистом, стоит рассказать. Поэтому я и согласился снимать этот фильм.
НК: Сэм, вы начинали как независимый режиссер, сняв малобюджетный хоррор «Зловещие мертвецы». А не так давно вы сделали один из самых дорогих голливудских фильмов «Человек-паук: Враг в отражении». Что вам как режиссеру дает больше возможностей — крупный бюджет от студии или независимость как кинематографиста?
— И то, и другое дает много возможностей. Работая на крупнобюджетом проекте, таком как «Человек-Паук», я могу нанять лучших актеров, лучшую съемочную команду, новейшее оборудование, лучшую технику, крупнейших мастеров по спецэффектам, а когда Дэнни Эльфман пишет музыку, заполучить оркестр из двух тысяч профессиональных музыкантов. То есть, в моем распоряжении самые лучшие киноинструменты. Над фильмом трудятся тысячи человек, а я как будто режиссер самого лучшего симфонического оркестра, который только можно купить за деньги. А когда снимаешь кино наподобие «Зловещих мертвецов», никто не говорит тебе, что делать, ты сам по себе и от тебя в фильме остается куда больше. Ты делаешь все исключительно сам. То есть, мне приходится что-то там делать с освещением, с кинокамерой, и хоть я и не так хорошо это делаю, как профессионалы, но зато сам. Отдача куда больше. Это как сравнивать дирижера и музыканта, который играет сам. В этом разница. Возможностей хватает в обоих случаях, преимуществ и недостатков тоже.
Волшебный мир страны Оз
Скажите, пожалуйста, какие конкретно указания вы даете актерам? Делай то, например, но не делай это...
— Типичный пример того, как мы работаем с Джеймсом Франко: есть сцена в канзасском цирке, в которой он обманом забирает у приятеля деньги. Он вообще не очень хороший человек, этот герой: он эгоист, свинтус, и он забирает у друга деньги. Но вся штука в том, что он не просто воришка, сердце у него доброе, просто он сбился с пути. И я сказал Джеймсу вот что: когда ты все это проделаешь, остановись на минуту и подумай о том, что именно ты сделал. Осознай, что ты обманул своего друга, но потом отбрось эту мысль и думай только о деле. Я говорил Джеймсу: не забывай о том, что у Оза доброе сердце, и тогда зрители будут сопереживать ему. Если ты просто обокрал своего друга, то никто не захочет смотреть кино про такого человека. Но если сохранить эти проблески совести, зритель будет шептать: «Да ты чего, не надо, ты же не такой!» Он захочет, чтобы герой исправился, и тогда в существовании фильма будет смысл, ведь Оз в конечном итоге становится лучше. Вот об этом мы периодически с Джеймсом разговаривали.
А с девушками?
— С девушками? Например, Глинда. Мишель, скажем, говорила: я не уверена, что она поступает хорошо, когда обманывает свой народ, говоря, что Оз — волшебник. Разве Глинда стала бы лгать своему народу, спрашивала она, только потому, что им нужен был кумир? Действительно ли она такая хорошая? И я ей тогда ответил так: он действительно волшебник, просто он не настолько дорос до этого состояния, насколько мог бы. Глинда видит в нем лучшее, видит, что однажды он таковым станет. Может, это и не тот Мессия, которого они ждали, но это как бы ранняя версия этого Мессии, дошкольник, который еще ничему не научился. Если ты будешь о нем думать именно так, говорю я Мишель, то ты не будешь врать своему народу.
Насколько сильно изменился фильм в конечном итоге в сравнении с тем, каким вы его задумывали в начале?
— Знаете, все специфические аспекты фильма оказались совсем не такими, какими я их себе представлял, потому что в создании картины участвовало много художников, актеров, все они привнесли что-то свое — кто-то цвета, кто-то характеры, кто-то — поступки. Но то чувство, которое пробуждается после того, как фильм заканчивается, — это любовь, а я ведь именно этого и добивался. Добрый человек получает возможность стать таким, каким он надеялся стать; вот это — на сто процентов то, чего я хотел. Так что в деталях почти все получилось по-другому, но в главном все осталось как надо.
кадр из фильма «Оз: Великий и Ужасный»
Откуда взялась идея про фарфоровую куколку?
— Это из оригинальных разработок Фрэнка Баума, это он придумал. Он придумал Фарфоровую деревню, Фарфоровый город и жителей, которые тоже были из фарфора. Оживила эту героиню актриса Джои Кинг. Она очень уязвима, но при этом обладает большим запасом отваги и любви, и такой контраст произвел на меня впечатление. У такого хрупкого существа такое большое сердце.
Если сравнивать фильм с ребенком, в рождении которого вы принимали участие, есть ли у вас любимчик среди ваших детей-фильмов?
— Надо сказать, что я именно как детей их и воспринимаю. Некоторые из них хулиганят, ведут себя плохо, но... Выбрать очень сложно, я не могу, ведь вы же сами сказали: это мои дети. Каждый появился на свет благодаря многим дням работы с актерами, с операторами, другими людьми, которые выкладывались полностью ради них. Очень тяжело выделить кого-то из их.
НК: Этот фильм сделан с большой любовью к старому кино. Если бы у вас была возможность снять кино сейчас, но с использованием прежних технологий, какую из тех, что применялись в старом кино, вы бы выбрали? Technicolor или что-то еще? Не обязательно этот фильм, а вообще любой.
— Я бы снял два фильма. Один из них — обязательно с использованием Technicolor, это самые красивые фильмы на свете. Гораздо красивее современных. Насыщенные, изящные, хрупкие. А еще мне бы хотелось снять черно-белый фильм, я очень люблю эту монохромную контрастность, потрясающую детализированность черного цвета, серебристый цвет, которого было столько, что даже современная цифровая фотография не сравнится с чистотой, характерной для черно-белого кино. Вот такие фильмы я бы снял с удовольствием.

Общение за круглым столом подошло к концу, режиссер со всеми попрощался, но не задать еще один вопрос ему было неправильно.

НК: Сэм, а как обстоят дела с проектом «Тень*»?
— Уже никак, права вернулись к прежним владельцам, и я никакого отношения к нему больше не имею.

событие Премьера фильма «Оз: Великий и Ужасный» в Москве

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
* просмотры за прошедшую неделю / № п/п | название видеоролика
по комментариям
* за прошедший месяц / № п/п | название фильма | кол-во комментариев
по просмотрам
Рецензия на фильм «Большая игра»
Аарон Соркин пригласил Джессику Честейн сыграть в «Большой игре» хозяйку самой крупной в мире игры в покер.
Рецензия на фильм "Тёмные времена"
Гэри Олдман вполне может получить «Оскар», но не столько за "Тёмные времена", сколько за совокупность предыдущих работ
"Паддингтона" подвинули ради "Скифа"
За день до намеченного выхода в прокат фильм "Приключения Паддингтона 2" передвинули на две недели.
по комментариям
Рецензия на фильм «Большая игра»
Аарон Соркин пригласил Джессику Честейн сыграть в «Большой игре» хозяйку самой крупной в мире игры в покер.
4
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2016 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков
программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×