«Кинотавр 29». Обзор конкурса. Часть третья

«Кинотавр 29». Обзор конкурса. Часть третья

Тема взаимоотношений отцов и детей (в буквальном или переносном смысле) на нынешнем Кинотавре присутствует почти в каждом фильме, кажется, впервые за долгие годы. В третьей части обзора конкурса: «Дядя Саша» Александра Гордона, «Русский бес» Горигория Константинопольского, «Кислота» Александра Горчилина, «Подбросы» Ивана И. Твердовского и «Слоны могут играть в футбол» Михаила Сегала

Основной конкурс: «Дядя Саша», режиссер: Александр Гордон

Четвертый фильм Александра Гордона (если считать «Метель», откуда он собирался снимать свое имя из титров) повествует о режиссере, который отказывается от съемок фильма по сценарию влиятельного депутата Государственной думы (Петр Толстой) и решает без денег снять фильм по мотивам рассказа Фолкнера «Писатель у себя дома» в своем загородном доме. Сам того не подозревая, он, почерпнув вдохновение из книги, перенес ее события в реальную жизнь. Гордон предстает в образе режиссера-манипулятора, который одинаково безуспешно пытается добиться от своих актеров на импровизированной съемочной площадке нужных эмоций актерской игры, а от юной красотки по имени Мира (короткое от Эмиральда) – интимной близости. Все потому, что реальную любовь невозможно сыграть, пока между персонажами не промелькнет искра.

Кадр из фильма

Гордон в интервью признавался, что режиссура для него – это не способ заработка, и сам он не относится к кино, как к искусству. И свой в фильм он не делает высказыванием для интеллектуалов, а просто играет в свой домашний кукольный театр, в котором все герои списаны из жизни, что дает ему повод потешаться над собой и окружающими. Если не относиться к происходящему слишком серьезно, то удовольствие гарантировано.

Основной конкурс: «Русский бес», режиссер: Григорий Константинопольский

Четвертый фильм конкурсной программы от режиссеров, которые делали свои первые шаги режиссуре еще в лихие девяностые. Но если Ливнев сделал по-настоящему взрослое кино, Месхиев, кажется, растерял весь накопленный багаж, а Гордон рефлексирует на тему творческого кризиса, то Григорий Константинопольский, кажется, 90-х не покидал. «Русский бес» - это попытка снять русскую версию «Американского психопата» (о чем непрозрачно намекает английское название фильма) с примесью Достоевского. Герой в исполнении Ивана Макаревича, несмотря на свою молодость, не может вписаться в мир, где царят лицемерие, коррупция. Идеалист граничит в нем с человеком, который готов решать вопросы в стиле 90-х, но творит ли он бесчинства или все происходит только в его голове, долго остается вопросом, как и для героя Брета Истон Эллиса.

Кадр из фильма

Дерзость, с которой Константинопольский возвращает тарантиновскую эстетику в наше кино, поражает, но чего-то подобного от режиссера стоило ожидать после «Пьяной фирмы». Едкая ирония в отношении скованного скрепами поколения 30-летних, и самоирония в отношении выживших в 90-е, и притча о человеке, который потерял себя и не готов осознавать, что молодость осталась далеко позади. При просмотре не покидало ощущение, что показанная версия фильма еще не финальная. Возможно, какие-то огрехи получится исправить на монтаже, что-то решить переозвучиванием отдельных персонажей. Но главное – Константинопольский вернулся к истокам и, признаться, мы этого заждались.

Кинотавр. Дебют: «Кислота», режиссер: Александр Горчилин

Выпускник «Седьмой студии» Школы-студии МХАТ, воспитанник Кирилла Серебренникова Александр Горчилин пришел к зрителю с вопросом, что его поколение может дать миру, кроме зарядки для iPhone? Его герои страдают от безделья, спускаются в ад дискотек, учат жизни родителей, переживают смерть прыгнувшего с балкона товарища и готовы растворить новорожденного в кислоте, впитавшие разъедающую пропаганду средств массовой информации, откуда доносится, что некоторые люди не имеют права продлевать род.

Кадр из фильма

Их проблема в том, что у них слишком много времени, и слишком мало реальных проблем. Они чувствуют, что не нужны своим родителям, которые или оставили свои семьи и занялись бизнесом, или отправились постигать духовные практики в Камбоджу и на Бали, оставив детей на попечение бабушек, или же предоставив возможность самим устраивать свой быт. Приговор это нынешним двадцатилетним или попытка оправдать их поступки? Скорее манифест, зеркало времени и новая попытка ответить на извечный вопрос «Легко ли быть молодым?».

Основной конкурс: «Подбросы», режиссер: Иван Твердовский

Подбросы – это не только дети, оставленные своими матерями в бэби-боксах, но и участники автоподстав – люди, бросающиеся под колеса автомобилей в намерении получить от невольного виновника ДТП откуп. Главный герой фильма как раз такой подброшенный ребенок с редкою болезнью пониженного болевого порога, которого решают использовать для подбрсов под колеса. Вокруг подстав выстроена целая коррупционная схема, в которой повязаны все уровни правоохранительной и судебной системы от сотрудников ДПС до адвокатов и судей. Система настолько губительна, что даже человек со сниженным болевым порогом начинает ощущать боль.

Кадр из фильма

Поскольку само кино у Твердовского метафорично, режиссер позволяет себе чаще использовать символы, которыми в данным случае являются неоновые вывески. Они договаривают зрителю то, что он, вдруг, не разглядел в сцене: вот нависшая угроза в виде тучи с молнией; заговоры плетутся в барах «Terpila» и «Вокруг чужие»; тут висит гигантская вывеска «13», предвещающая неудачу; здесь за матерью-опекуном и ее сыном демонстрируется ролик с птичкой, которую ловит кошка, а в финале истории ярко светит красная черта, которую подводит для себя герой. Пускай это немного в лоб и по учебнику, но в формате басни это работает.

Иван И. Твердовский не зря делает свою историю немного плакатной и в меру сказочной, потому что в этом формате ему кажется проще рассказать о то, что переживает поколение 30-летних. Молодежь, которую подбивают выходить на митинги, чтобы снять с постов неугодных людей, втягивают в коррупционную схему, оплачивая заказные посты в соцсетях – и есть те самые подбросы, которых используют до тех пор, пока они не начнут испытывать боль, после чего – выбрасывают. И если авторы «Кислоты» говорят о своем поколении, как о людях, брошенных на произвол судьбы, то Твердовский прямо заявляет, что их не только бросили в детстве, но и немного повзрослевших просто используют, как пушечное мясо.

Основной конкурс: «Слоны могут играть в футбол», режиссер: Михаил Сегал

Михаил Сегал продолжает снимать «Рассказы». На этот раз это заметки из жизни успешного мужчины средних лет, который начал ощущать себя слишком крупной птицей для клетки, в которую он себя поместил. Герой Владимира Мишукова вдруг осознает, что у всех его друзей уже взрослые дети, а он по-прежнему одинок и все его достижения – это руководство фирмой с офисом, окна которого выходят на гостиницу «Украина», да доведенная до совершенства способность держать планку. Внезапно нахлынувшую волну потребности в отцовстве, он реализует, проявляя заботу о дочерях своих друзей. В общении с ними он пытается понять, чем они интересуются, какую музыку слушают, пытается проявить отеческие чувства, когда ему кажется, что родители ее дают своим чадам не в полной мере. Тема разницы поколений уже поднималась в «Рассказах» («О чем с тобой трахаться?», — как раз оттуда), но на этот раз отношения между персонажами носят совершенно иной характер.

Кадр из фильма

Отправляя своего героя в командировку в Одессу (город не называется, но он вполне узнаваем), где ему приходится иметь дело с людьми-роботами под управлением западных коллег, и вводя в повествование персонажа, который участвует в митингах оппозиции и готов первому встречному сдать своих друзей, Сегал, возможно, намекает, что его история шире, чем просто история мужчины средних лет, не нажившего детей, но дальше намеков это не распространяется.

Удивительным образом, но поколения X и Y на «Кинотавре», наконец, договорились. Миллениалы (Горчилин и Твердовский) считают, что родители их бросили, а поколение Pepsi (Сегал), осознает, как не хватает им возможностей для проявления родительской заботы – они чувствуют, что погрязли в работе, а многие, несмотря на отсчет пятого десятка, так и не завели детей. Вообще тема взаимоотношений отцов и детей на нынешнем Кинотавре присутствует почти в каждом фильме и, кажется, это впервые за долгие годы.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

684

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
Бумажные комиксы. «Бэтмен / Флэш» Тома Кинга и Джошуа Уильямсона: «Значок»
Принципиально важный для развития «Вселенной DC. Rebirth» рассказ - теперь и с магнитиком!
Ни дня без Бергмана: «Осенняя соната» (1978)
Ингмар Бергман, Ингрид Бергман и Лив Ульман пристально рассматривают вечную проблему взаимоотношений матери и дочери.
Ни дня без Бергмана: «Форё - документ 1979» (1979)
Жители острова Форё рассказывают своему великому соседу о трудовых буднях; вторая серия запланированной трилогии.
по комментариям
«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 1: Увертюра, первый кадр
Сегодня мы начинаем публикацию уникального проекта: покадровый разбор фильма «Левиафан» режиссёром Андреем Звягинцевым
2
Ни дня без Бергмана: «Осенняя соната» (1978)
Ингмар Бергман, Ингрид Бергман и Лив Ульман пристально рассматривают вечную проблему взаимоотношений матери и дочери.
2
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2018 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Максим Марков. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×