«Кинотавр 29». Обзор конкурса. Часть первая

«Кинотавр 29». Обзор конкурса. Часть первая

На фестивале «Кинотавр» полным ходом идет конкурсная программа. За первые два дня прошли показы двух дебютов, трех конкурсных картин и специальный показ последнего фильма Веры Глаголевой «Не чужие».

В первые пару дней фестиваля еще сложно говорить о каких-то тенденциях: два фильма о выживании «Война Анны» и «Временные трудности», дебютное кино о наивном искусстве «Дар», мокьюментари о русском мире глазами серба, осевшего на Донбассе и попытка снять свою «Елену», только без двойного дна. Ближе к финалу будет понятно, чем руководствовалась отборочная комиссия фестиваля, составляя программу, пока же попробуем проанализировать увиденное.

Кинотавр. Дебют: «Дар», режиссер: Михаил Кукушкин

Оставшийся без работы после сорока лет работу на заводе высококлассный токарь вдруг обнаруживает в себе способность писать на снегу картины продуктами человеческой жизнедеятельности. Последователь направления Брента Рея Фрейзера и Тима Патча, герой «Дара» не стал пачкать свой инструмент красками – он просто писал на снег. Открывшийся дар, позволил заработать и самому новоявленному художнику, и его родным, но навело шороху в культурных сферах провинциального городка.

Кадр из фильма

Экранизация романа Сергея Жмакина «Золотая струя» могла бы получиться хорошей короткометражкой – анекдот про художника на букву «Х» сначала неплохо работает, но авторам не хватило сюжетных поворотов, чтобы удерживать внимание зрителя на протяжении полутора часов – герой рисует картину, все удивляются, продают ее и все идет по кругу. Интриги не добавляет ни параллельно развивающаяся любовная история, ни семейные конфликты. Что отличает этот дебют, так это смелость темы – да, это анекдот, который органичнее смотрелся бы во времена кооперативного кино Анатолия Эйрамджана, и сложно представить, чтобы на подобную картину выделили средства в Министерстве культуры или Фонде кино. Тот факт, что авторам удалось привлечь средства на подобный проект, хотя для этого потребовалось более трех лет, и хватило сил довести его до ума и до зрителя, уже дорого стоит.

Основной конкурс: «Война Анны». Режиссер: Алексей Федорченко

Осиротевшая еврейская девочка Анна, выжившая во время массовой казни где-то на оккупированной фашистскими войсками территории Западной Украины, на протяжении нескольких месяцев прячется в дымоходе старого камина бывшей школы, прекращенной в полицейскую канцелярию. На протяжении полутора часов камера Алишера Хамиходжаева показывает борьбу за жизнь человека, оказавшегося без еды и воды героини, для которой умирать от голода и жажды не так страшно, как оказаться в руках фашистов – за осыпающейся амальгамой каминного зеркала у нее есть хотя бы маленький шанс уцелеть.

Кадр из фильма

В фильме Федорченко, кажется, нет никаких вторых доньнев – деревенская девочка собирает дождевую воду, прикармливает голубей убитыми крысами, наряжается в шкуру волка, снятую с чучела, и готовит еду на спиртовке, добывая топливо из экспонатов класса биологии. Она слышит невнятные разговоры полицаев, наблюдает за тем, как меняется жизнь в канцелярии и однажды жертвует единственным дорогим ей существом, чтобы сохранить собственную жизнь. Несмотря на минимализм художественных средств Федорченко удается рассказать не только историю выживания одного маленького человека, но и через мировосприятие героини, поведать о течении первых месяцев войны: тут наступление нового 1942 года напоминает пир бесов во время чумы, немецкое фортепьяно в вырванными струнами намекает на спетую песню фашизма, а глобус, на который наносились отметки о передвижении немецких войск, вдруг превращается в куклу вуду.

Кинотавр. Дебют: «Путь будет Лиза», режиссер: Игорь Каграманов

От дебюта ожидаешь какой-то дерзости и смелости высказывания или оригинального подхода к заявленной теме. Увы, «Путь будет Лиза» - не тот случай. Катя на протяжении семи лет пытается забеременеть. Ее мать, которой хочется внуков, эти тщетные попытки раздражают – у ее сына Артура подрастает дочь, но этого ей мало. После очередной ссоры мать попадает в больницу и там, предчувствуя скорую кончину, она решает переписать дачу с участком на Артура, поскольку за ним род продолжится, а вот от Кати ждать ничего хорошего не приходится. Лишившись материнской поддержки, Катя решается на убийство матери.

Кадр из фильма

Квартирный вопрос, как видно, испортил не только москвичей, но и жителей провинции. Драма в стиле «Елены» разыгрывается в русской пасторали с церквями, низенькими купеческими домишками и паромами через реку. Но если для Звягинцева его «Елена» и «Нелюбовь» были притчами и политическим высказыванием, то для Игоря Каграманова и продюсера Арсена Готлиба – это «мильон терзаний» в чистом виде, с минимумом художественной ценности и авторского высказывания. Героиня Елены Маховой долго и мучительно поджигает дачный домик, потом также неторопливо тушит его, потом бьет в доме посуду и прячется от мужа в шкафу, где переживает за съеденный в детстве мармелад. Вознамерившись убить родную мать, она проходит мимо храма, который вырастает на ее пути (тут автор намекает о возможности покаяния) к аптеке, где она планирует купить смертельную дозу лекарства. Банальная история, банальная реализация и не менее банальный финал в стиле воскресных телефильмов телеканала «Россия 1», куда этой картине прямая дорога.

Основной конкурс: «Временные трудности». Режиссер: Михаил Расходников

У начальника цеха металлургического завода родился первенец, но в результате послеродовой травмы у ребенка развился диагноз ДЦП. Вместо того, чтобы отказаться от ребенка еще в родильном отделении, он решил воспитывать сына, как здорового человека, хотя любая бытовая задача, от завязывания шнурков и выноса мусора до открывания водопроводного крана и учебы в обычной советской школе для него были настоящим испытанием. Преодолевая себя, он смог вырасти в практически здорового человека, стать успешным предпринимателем и бизнес-консультантом, но, кажется, навсегда поссорился с отцом. Однажды его в качестве бизнес-консультанта и кризис-менеджера и позвали на тот самый металлургический завод, которым теперь руководил его отец.

Кадр из фильма

История, которая легла в основу сценария фильма – подлинная. Аркадий Цукер ведет бизнес-тренинги под названием «Временные трудности», его рабочий график расписан по часам, а в Интернете можно найти записи его выступлений, в том числе и на конференции TED. На своих семинарах он рассказывает, кажется, совсем уже невероятные вещи, и том, что отец бросил его ползти по тайге, где ему пришлось несколько дней ночевать в берлоге с медведем, и об ужасах советской школы, где он терпел постоянные унижения сверстников, и о тирании отца. Перенесенная на экран эта история, кажется, оправдывает, если не домашнее насилие (его в фильме нет, руку на одного из членов своей семьи герой Ивана Охлобыстина поднимает лишь однажды), то жесткие методы воспитания. Но в конце 70-х и начале 80-х годов подобные методы были в порядке вещей (не доходит через голову, дойдет через *опу), и, надо сказать, отец действовал еще довольно мягко – его целью было не наказать ребенка за то, в чем он никак неповинен, а стимулировать его развиваться, тем более, что жизнь к инвалидам гораздо более жестока.

Большинство критиков возмутили именно методы воспитания, которые были названы фашистскими, но претензии к картине не столько в этом. «Временные трудности» слишком прямолинейны. Если Расходников еще оставляет для зрителя и для себя вопрос о том, что стоит за суровостью отца – домашний тиран или опытный управленец, пользующийся жесткими методами и дома, и на работе, то все прочие приемы режиссера буквально разжевывают зрителю все, что хотели донести сценаристы. На это работают и бесконечно повторяющиеся флешбеки, страшный сон героя и отсылки к роману Островского «Как закалялась сталь». Кино все-таки искусство образов, а зритель в кинозале, в отличие от домохозяйки, занятой просмотром сериала, за полтора часа фильма не успевает забыть, о чем говорилось с экрана еще пятнадцать минут назад.

Больше новостей и быстрее, чем на сайте, в Telegram-канале Настоящее кино. Подписывайтесь!

687

Комментарии

Правила хорошего комментатора

Нужно: Главное слово хорошего комментатора — «аргументация». Filmz.ru — авторский ресурс, и согласиться с мнением НК-редакции можно коротким «да», но спорить нужно, объясняя, почему так, а не этак. Не бойтесь дебатов — в споре рождается истина.

Нельзя: Остальные условия легко выполнимы: не используйте мат (в том числе з*пиканный звездочками) и экспрессивные выражения, не переходите на личности и темы, не касающиеся кинематографа, не злоупотребляйте односложными репликами («фильм — супер!») и избегайте спойлеров (раскрытия ключевых сюжетных поворотов фильма). Запрещено использование CAPS LOCK и trasliteracii. Комментарий должен быть самодостаточным и не должен требовать от пользователя перехода на другой сайт для ознакомления с мнением автора в его личном дневнике. Для личной переписки используйте личные сообщения в кабинете пользователя (меню в верхнем правом углу сайта).

За что? Ваш комментарий будет удален, если вы безграмотны, пишете не по-русски, вечно высказываете недовольство всем и вся или используете падонкафский сленг. Для ответа на комментарий нужно нажать кнопку «ответить» под заинтересовавшей вас репликой, а чтобы начать новую ветку обсуждений нажимайте «добавить комментарий». Все новые НК-читатели проходят премодерацию комментариев, которая снимается после 20-30 адекватных реплик. Публикация ссылок на скачивание фильмов карается пожизненным баном без права реабилитации.

по просмотрам
Бумажные комиксы. «Бэтмен / Флэш» Тома Кинга и Джошуа Уильямсона: «Значок»
Принципиально важный для развития «Вселенной DC. Rebirth» рассказ - теперь и с магнитиком!
Ни дня без Бергмана: «Осенняя соната» (1978)
Ингмар Бергман, Ингрид Бергман и Лив Ульман пристально рассматривают вечную проблему взаимоотношений матери и дочери.
Ни дня без Бергмана: «Форё - документ 1979» (1979)
Жители острова Форё рассказывают своему великому соседу о трудовых буднях; вторая серия запланированной трилогии.
по комментариям
«Левиафан». Разбор по косточкам. Глава 1: Увертюра, первый кадр
Сегодня мы начинаем публикацию уникального проекта: покадровый разбор фильма «Левиафан» режиссёром Андреем Звягинцевым
2
Ни дня без Бергмана: «Осенняя соната» (1978)
Ингмар Бергман, Ингрид Бергман и Лив Ульман пристально рассматривают вечную проблему взаимоотношений матери и дочери.
2
* за прошедший месяц
© COPYRIGHT 2000-2018 Настоящее кино | Обратная связь | Размещение рекламы
Издается с 13/03/2000 :: Перепечатка материалов без уведомления и разрешения редакции возможна только при активной гиперссылке на www.Filmz.ru и сохранении авторства | Главный редактор on-line журнала Настоящее КИНО Александр Голубчиков, шеф-редактор Максим Марков. Программирование Вячеслав Скопюк, Дмитрий Александров, Андрей Волков, Юрий Римский, Александр Десятник | Хостинг предоставлен провайдером Qwarta.ru
Журнал "про Настоящее кино" зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № 77-18412 от 27 сентября 2004 года.

Мнения авторов, высказываемые ими в личных блогах, могут не совпадать с мнением редакции.
Партнер Рамблера | статистика mail.ru | Rambler Top100 | LiveInternet

filmz.ru в социальных сетях

Пожалуйста, авторизуйтесь.

Выполнение данного действия требует авторизации на сайте.

   Регистрация | Забыли пароль?

×